• Морская капуста для суши фото
    Лучшие породы коров мясо-молочного
    Брюсельська капуста маринованная
    Кухонные гарнитуры без верхних ящиков в интерьере кухни до 8 кв м
  • Рецепты пирогов в мультиварке endever mc 67
    Торт из мастики горшок с цветами
    Рецепты ленивых голубцов
    Карась в мультиварке-скороварке

Волков дочь жаннина



Волков дочь жаннина

ПОМНИТЬ ОБ УШЕДШИХ, ДУМАТЬ О ЖИВЫХ

Незадолго до традиционной ежегодной встречи (тъкун) крымчаков Израиля в Нетании  в память о расстрелянных, замученных, удушенных в душегубках ни в чем не повинных людях в дни фашистской оккупации в Крыму, в интернет-группе «Одноклассников» «Крымчаки, где вы?» появилась уникальная фотография. Датирована она 1925 годом. Модератор группы  Михаил Измерли разместил ее в разделе «Наши корни».

По сложившейся традиции, каждый, кто заходит на эту страницу группы, как в собственный дом, может оставить  здесь и свои фотографии, и комментарии к тем, которыми поделились и другие обитатели  этого «дома». Как-то вошел сюда Абрам Кубланов с Сахалина и в пышноволосой молодой красавице, что глядела на него из далекого прошлого, узнал свою маму Рахиль Пейсах. И вспомнил Абрам, что когда-то видел этот снимок в своем родительском доме. Тогда еще мама ему сказала: «Вот посмотри, сынок, на эту женщину во втором ряду. Видишь, она держит фотографию? Так вот, на ней – Яков Кая. Он живет в Америке, в Сан-Фернандо».

Абрам до сих пор помнит, как мама вложила тогда фотографию в конверт и спрятала его, чтобы не на виду был. А  сына предупредила: о том, что  родственники за границей, никому  говорить не следует. Правда, теперь он вспоминает, что в  шестидесятые годы  родители встречались с Яковом в Ялте, какое-то время состояли с ним в разрешенной переписке, а потом связь прервалась…

И еще один комментарий добавила к снимку Ольга Набоченко из Одессы: «Огромное вам спасибо, Михаил! У меня этой фотографии нет. Интересно было увидеть моего такого молодого дедушку Исаака Самуиловича Кая».

Мало кто из крымчаков трех послевоенных поколений не знает  имени Исаака  Самуиловича Кая, собирателя материалов по истории этого древнего народа, общественного деятеля.  Взять хотя бы тех, кто  пришел и приехал на встречу в Нетанию. В большинстве — это бывшие  крымчане, среди которых немало керчан, моих земляков.  Многие из них чудом остались живы в оккупированной Керчи. А чудом этим они обязаны  И. С. Кая, который вместе со своими друзьями З. Я. Бороховым, И. И. Валитом, М. С. Токатлы и А. С. Мизрахи передал оккупационной власти свою статью о якобы тюркском происхождении крымчаков. Пока вершители судеб, уничтожившие к тому времени все еврейское население, разбирались, что да как, акция расправы с крымчаками  была отсрочена и назначена на 3 января 1942 года.  А 30 декабря 1941 года Керченско-Феодосийский десант освободил Керчь. Можно предполагать, что задержка с уничтожением  крымчаков Карасубазара (ныне Белогорск) тоже была связана с керченским запросом. До вторичной оккупации Керчи в конце мая 1942 года  кому-то из крымчаков удалось эвакуироваться.

И вот  эта волна воспоминаний тех, кто уцелел, кто прибыл на встречу уже со своими детьми и внуками, донесла новую страницу истории из глубины пятидесятых годов прошлого столетия. Один из тех крымчаков, которым мы обязаны своим спасением, Захарий Яковлевич Борохов подробно описал все ужасы, которые перенесли крымчаки Керчи во время оккупации, и все тяготы, свалившиеся на них по возвращении в Крым. Эти воспоминания он переслал своему двоюродному брату Моисею Пинхасовичу Борохову, жившему в Тель-Авиве.  Моисей  передал их историку и этнографу, второму президенту Израиля, профессору Бен-Цви, который включил их в свою книгу «Изгнанники Израиля». Эта книга многократно переиздавалась на иврите и на идиш и есть во всех крупных библиотеках  Израиля.

Но вряд ли есть на Земле такая книга, которая вобрала бы в себя всю боль утраты о крымчаках – расстрелянных, замученных, истерзанных только за то, что они – иудеи.  Нет такой книги. И не родился еще тот автор, которому под силу было бы собрать воедино десятки тысяч трагических судеб. Но есть теперь книга, собравшая все молитвы крымчаков, с которыми они обращались к Творцу и в своей радости, и в своей печали, и … в свой последний час.

И пока произносится молитва Кадиш по жертвам Холокоста на иврите и на русском языке, пока собравшиеся на одном дыхании вторят магическое «А-а-мен…» и  передают из рук в руки капсулу с землей, взятой на десятом километре Феодосийского шоссе с места массового расстрела, я расскажу о том, как создавалась эта книга.

Еще лет двести назад на средства состоятельных крымчаков  Леви и Чахчир в Крыму был напечатан сборник молитв  на иврите с подстрочным переводом – таким, как произносили их сами крымчаки. В начале двадцатых годов, когда многие покидали Крым, из Керчи уехал со всей своей семьей  в Палестину и Иешуа Рубин. Поселился он в Хайфе. Позднее в поисках лучшей жизни  перебрался в Америку.  Человек набожный, он объединил таких же, как и сам, эмигрантов.  Его соплеменники отправляли свой религиозный культ в крымчакской синагоге с теми молитвами, что были напечатаны в вывезенном  из Керчи сборнике.

Время неумолимо. Оно постепенно уносит  тех, кто даровал жизни новым поколениям. Ушел в мир иной и сам Иешуа Рубин. И тогда председателем крымчакской общины стал его сын Исраэль. По ходатайству общины на еврейском кладбище был выделен сектор, где захоронены крымчаки. Сюда  приходил со своим молитвенником  Исраэль, просил Творца одарить любовью умерших и охранить их души.  А когда раввин, духовный наставник иудеев,  переехал из Америки в Израиль, за ним потянулись многие из тех, для кого молитва стала основной формой служения Всевышнему. Вернулся на Землю Обетованную и Исраэль Рубин. Поселился в Бейт-Шемеше. Естественно, взял с собой и  весь ценный архив отца.  Сам автор многих книг по   иудаике, Исраэль  бережно  хранит тот сборник молитв. Копии, сделанные с листков оригинала, он передал в  Музей иудаики Израиля и председателю крымчакской общины страны Михаилу Измерли. Михаил переплел их в книгу и теперь  на каждой встрече памяти о расстрелянных крымчаках, которая ежегодно проводится  11 декабря,  по ней  читают поминальную молитву (Кадиш).

Вот и прозвучало последнее «А-а-мен».  Пригублено красное вино в память о погибших. Среди них могли бы оказаться и люди, чьи имена и фамилии  были занесены в списки, которыми поделилась со мной Жанна Шолом из Бат-Яма. Как-то, перебирая документы, доставшиеся ей в наследство от ее бабушки Симы Церульниковой (Ломброзо), она нашла несколько  листков, скопированных с оригинала, что хранится в Украинском Государственном архиве, и заверенных печатями.

Один из этих листов напечатан на немецком языке. А два других,  рукописные, –  на русском. Лист под номером 76, датированный 11 декабря 1941 года, бургомистр Феодосии Андриевский  адресует германскому командованию.

Я намеренно привожу полностью копию этого документа, хотя можно было бы ограничиться и просто перечислением фамилий. Но мне он представляется просто уникальным, дошедшим до нас через толщу лет. Вот его текст: «Городское управление просит Вас не распространять на нижеупомянутых лиц приказ от 10 декабря о явке крымчаков на Сенную площадь.

Эти лица являются ремесленниками, и они нужны и необходимы городу.

При  сем список ремесленников – шапочников и перчаточников, работающих для городского управления г. Феодосии:

 

1.

Мангупли Юра, 1885 г., Лермонтова, 21

шапочник

2.

Кокоз Юра, (адрес неразборчив — Авт.)

шапочник

3.

Ашкинази Захарий Юрьевич, 1889 г., Бульварная

перчаточник

4.

Берман Исаак Давидович, 1889 г., Чапаева,8

шапочник

5.

Ашкинази Йони Лазаревич, 1892 г., Бульварная,1

шапочник- перчаточник

6.

Хафус Михаил Миронович, 1909 г., Северный пер., 16

шапочник- перчаточник

Список лиц, направленных в  жестяную  мастерскую:

 

1.

Леви Меер Моисеевич, 1891 г., Советская, 9

клеповщик в жестяном цехе

2.

Токатлы Абрам Моисеевич, 1891 г., Пролетарская, 13

клеповщик

3.

Ломброзо Арон Иосифович,1899 г. (ул. неразборчиво  Авт.), 15

клеповщик

 

Бургомистр Андриевский

Члены городской управы

Управляющий  Волков».

Так вот, всех этих мужчин вместе с семьями отпустили, якобы, как  необходимых для работы в городе.  Кому-то благодаря этой акции удалось бежать из Феодосии. Жанна помнит историю, рассказанную ее бабушкой. Пешком  они добрались до Керченской переправы. Беженцев на кавказский берег не отправляли. На катера брали лишь раненых и военных. (27 декабря 1941 года Красной Армией была проведена операция по освобождению городов Керчи и Феодосии от немецких захватчиков. Часть оставшихся в живых крымчаков с трудом добрались до Керчи, среди них Арон Ломброзо (прадед Жанны) со своим семейством. Через 10 дней немцы повторно взяли  Феодосию).

Положение было безнадежным. Жена Арона Сара запричитала, заголосила на своем  крымчакском  языке. Услышал родную речь матрос, помогавший переправлять людей. Он сделал все, что мог, чтобы эту  семью взяли на катер. Спасенные уже позже узнали, что фамилия матроса – Валит. Вот такое еще одно чудо спасения помогло спустя многие годы появиться на свет и одной из участниц встречи в Нетании Жанне Шолом.

Подобные  истории крымчаки могут рассказывать бесконечно. И эти рассказы могли бы уместиться не в одну книгу. Кстати, в продолжение истории, рассказанной Жанной, прослеживаются интересные судьбы. Матрос Валит, помогший семье Ломброзо уйти от смерти, после войны разыскал ее. Узнал, что его семья  расстреляна. Спустя время женился. Многие годы служил на флоте, был капитаном. А  его дочь Рая впоследствии вышла замуж за Михаила Ломброзо, племянника Жанниной бабушки Симы.

… От стола к столу участники тъкуна  передают книгу  в бордовом переплете, вобравшую в себя около ста молитв. Обложку ее украшает шестиконечная звезда, в центре которой – щепотка земли и живая веточка тиса с места гибели крымчаков на десятом километре Феодосийского шоссе. Михаил Измерли вмонтировал  этот росток как символ возродившейся жизни, как память о тех, кто  68 лет назад  был расстрелян фашистами. Этим палачам хватило месяца, чтобы уничтожить в Крыму 17 тысяч 600 евреев и около 3 тысяч крымчаков, более 800 цыган. Геноцид  вырвал из жизни сотни крымчаков Симферополя, Керчи, Феодосии, Ялты, Алушты, Старого Крыма, Белогорска и других городов Крыма.

«Мы сердцем и памятью вместе с вами, — обратилась в своем электронном послании к участникам тъкуна председатель Крымского республиканского культурно-просветительского общества «Кърымчахлар» Дора Пиркова. – На местах сбора и отправки крымчаков и евреев Крыма на расстрел 11 декабря будут установлены мемориальные доски,   и по всей республике будут приспущены государственные флаги в память о жертвах Холокоста. Аминь».

И вновь по залу приглушенно пронеслось: «А-а-мен…». И оно как бы вплелось в печальную мелодию крымчакской песни, повествующей о трагедии народа и ставшей фоном  этой встречи-памяти.

Чтобы сохранить память о жертвах Катастрофы европейского еврейства, и в частности  о крымчаках, которые в силу своей малочисленности со временем вообще могут исчезнуть с лица земли, в общине Израиля по крупицам собирают все, что свидетельствует о культурном наследии  народа.

Ценными экспонатами музеев и библиотек Израиля  стали, например, национальные одежды крымчаков прошлых столетий, фотографии, джонки, молитвенники, документы, книги…

Вот, например, интересна такая книга, как «Евреи Крыма», изданная в 1981 году в Иерусалиме. А написал ее Керен Ехезкель. Он рассказывает о жизни крымчаков в Израиле, о том, как они трудились в кибуцах, как отдыхали, как  молились в своей синагоге. Иллюстрирована книга уникальными фотографиями, в текстовках к которым читаем крымчакские фамилии. Под одним из снимков  стоит дата – 1917-й год.

В передаче  предметов культурного наследия крымчаков мы обязаны Исраэлю Рубину. В силу своего возраста, занятости и состояния здоровья он не смог быть на традиционной встрече памяти. Но  вот ее участники многое узнали о нем, о том, какое богатое наследство в документах и снимках он привез в нашу страну, о том, как случайная встреча на этой земле помогла ему встретиться с близкими по крови людьми.

Достоянием общины стала подборка старых фотографий. На них запечатлены крымчаки Америки, съехавшиеся в эту страну из разных уголков планеты и объединившиеся в одну диаспору.   Страницы этого своеобразного альбома мы смогли перелистать и слегка прикоснуться к жизни и быту людей прошлых поколений. Кто-то по знакомым приметам и чертам, по фамилиям и именам смог узнать своих предков, кто-то – увидеть их могилы…

Вот так эта встреча памяти о погибших как будто бы соединила  столетия, стала  своеобразным мостком из прошлого в настоящее.

Ну а будущее? Через несколько дней после этой печально известной даты, 11 декабря, крымская журналистка Наталья Сумина написала: «Люди должны осознавать ту опасность, которую таит фашизм, и воспрепятствовать ему. Этот день – не только день памяти безвинно убиенных, но и грозное предостережение повторения страшных страниц истории». Верно.

Что мы делаем для того, чтобы трагедия не повторилась? Помним. И стараемся эту память передать своим детям, внукам. А чтобы донести ее и до последующих поколений,  снимаем фильмы  о том,  чем живут крымчаки сегодня, делимся друг с другом аудиозаписями, которые легко отправляем по Интернету, интересными документами и публикациями…

Пример тому – многие участники тъкуна  унесли с собой диски с крымчакскими песнями, мою только что вышедшую книгу «Как по линиям ладони», в которой лейтмотивом  проходит тема Холокоста, тема памяти о погибших.  А еще – унесли в своих сердцах тепло этой встречи. За повседневной суетой мы не так часто находим время, чтобы пообщаться со своими родственниками и друзьями. «Давайте встречаться чаще! – прозвучало искреннее пожелание, — не только в эту печальную дату». Хорошее предложение. Об ушедших помнить надо, но думать – о живых.

 

Лариса Мангупли, январь 2010 г., г. Хайфа

Следующая >

Источник: http://crymchaks.org/genocid-crymchakov/73-pomnit-...